АНО КЛУБ УШУ
«ФЕНИКС»

Связаться с нами:

Раб.: +7 (4942) 50-30-36

Моб.: +7 (950) 240-00-94

Мой жизненный путь в боевых искусствах

Родился я 6 августа 1966 года в городе Ломоносове, что недалеко от Санкт-Петербурга (в то время Ленинграда).

В 70-ых и начале 80-ых годов в воздухе и в головах всех «тогдашних пацанов витал некий призрак» неведомого до того времени вида борьбы. Считалось, что адепты, практикующие ее, могли творить настоящие чудеса и проявлять невиданные до селе способности крепости тела и твердости духа, только вот не было среди нас никого, кто бы был знаком с таким человеком или хотя бы видел его вживую. Все познания о них ограничивались лишь красивыми легендами или какими-то фотографиями каких-то «боевых приемов». Почему «каких-то»? Да потому что это были «третьи пересъемки восьмой копии» и еще размером 3,5 x 6 см, на которых не только сам прием не разобрать, а без пояснения не было понятно, о чем вообще идет речь. Но все равно каждый из нас (мальчишек) верил в загадочные способы самообороны и потому с жадностью вглядывался в «современные» боевики, типа «Пираты 20-го века» или «В зоне особого внимания», с пристальной внимательностью пытаясь рассмотреть, что же выполняют на экране герои фильма.

В Стране, где не только говорить, но и шептать иногда надо было с оглядкой, все виды борьбы такие, как каратэ и джиуджитсу соответственно были под запретом и когда мы с пацанами, под руководством военнослужащего, отслужившего в войсках Спезназа, организовали некий кружок по интересам и стали изучать «каратэ» — приемы самозащиты, то бдительность властей не заставила себя долго ждать. В один из дней ко мне в дом вошел участковый милиционер с понятыми, и произвели в квартире обыск, в результате чего были изъяты те злополучные фотографии, и я был поставлен на учет в Детскую комнату милиции как опасный для социалистического общества элемент. О каратэ и о боевых искусствах пришлось забыть… Но к счастью не на долго!

«Перестроечный ветер перемен» 85-го года «занес на нашу землю первые семена» Китайских боевых единоборств. Вот тогда-то Мы наконец-то в открытую заговорили о воинских искусствах Востока и впервые услышали об УШУ, которое пришло к нам под видом гимнастики для здоровья и тогда же по всей стране прокатился легендарный лозунг «УШУ — гимнастика для всех». Именно этот лозунг впоследствии и отпугнул энтузиастов от УШУ — как от боевого единоборства.

Огромную роль в развеивании «гимнастического» страха и «оздоровительной неприязни» перед УШУ сыграл небезызвестный А. Маслов, показавший в программе «Вокруг света» целую серию передач об УШУ, где впервые для нас открылась боевая сущность этого единоборства, за что лично я ему очень благодарен.

Вроде бы все! Вот оно УШУ! Занимайся! Да не тут-то было. Открытие для нашего народа китайского боевого искусства — это же и радость, и испытание.

Необычайный спрос и «мода» на УШУ тут же породила великую массу и целую плеяду «лжемастеров», откуда не возьмись уже «готовых» инструкторов, «обученных в застенках Шаолиньского монастыря», натренированных на «диких островах» среди пальм или в огородах меж подсолнухов в условиях строжайшей секретности, призванной блюсти каноны «их» клановых школ.

Как грибы стали «вырастать» и появляться никому (даже самим китайцам) неизвестные стили и школы, причем ладно еще с «северным» направлением хоть как-то можно смириться: разгромленный варварами Шаолинь…, монахи разбрелись по Китаю и «распространили УШУ в массы», Пекинская Академия УШУ, развивающая «внешние», оспортинизированные Чанцюань, Наньцюань и гимнастику Тайцзицюань. Но Юг!!! У-ДАНские семейные школы… Они ведь в действительности были неизвестны и недоступны, потому что являлись и в большинстве своем являются сейчас клановыми стилями, за секреты которых не задумываясь оторвут голову… Откуда???

Впервые лицом к лицу с УШУ я столкнулся через Журнал «Здоровье», в котором (если не изменяет память) летом в 86-ом году появился первый комплекс упражнений, первое тао — «18 движений рук архатов» мастера (как сейчас помню) Цай Луньюна. Потом были журналы и «Работница», и «Техника Молодежи» с уже ставшим легендарным для нас стилем Змеи «Чой», и газета Советский спорт со статьями и картинками Г. Музрукова и множество других публикаций.

Я пробовал практически всё из них и практически тут же и сразу: стоял «на время» в классических стойках Шаолиньцюань с дрожащими коленями, отрабатывал пластику и мягкость движений в «Чой», изучал и выполнял комплексы — таолу чанцюань… и многое многое другое, что мог позаимствовать из литературы, кино или у какого-нибудь «мимо проходящего мастера».

Так прошло 2 года. Я усердно практиковал все, что знал. В то время бесчисленное количество пособий по восточным единоборствам пестрило названиями различных школ и стилей как «новогодняя елка с гирляндами и огнями»: занимайся — не хочу. Но во всем этом, во всех предлагаемым методиках, чувствовалась не система тренировочных занятий, а способ просто заработать деньги на волне необычайного спроса. Спросите почему? Все просто: ни одно «обучающее пособие» не выдавало четкой, долгосрочной и систематизированной программы. Буквально везде набор информации стандартен (причем это происходит и сейчас):

1.Шикарное и многообещающее вступление (от автора) с легендами о достигнутых результатах.

2.История появления воинского искусства и история школы (стиля) с рассказами о сверхъестественных возможностях «великих мастеров».

3.Описание традиций стиля, его ритуалов и требований к занятиям и занимающимся.

4.Описание принципов стиля, его необходимых условий и требований к тренировочной практике.

5.Описание основных позиций и способов перемещения. Варианты формирования «всесокрушающей» ладони и несколько общих приемов руками и ногами.

В лучшем случае на оставшихся последних страницах приводился обязательный к изучению по данной школе комплекс формальных упражнений — тао, который по этим картинкам не только изучить, а и рассмотреть-то не возможно, или в конце книги преподносились некие комбинации и связки приемов, изучение которых сулило просто непобедимость.

Но стоп! Где-то я эти картинки уже видел! Ни как не вспомню где?.. А вот же он! Этот прыгающий шаолиньский монах! Он подпрыгивает и с разворотом в прыжке наносит удар. Но позвольте… Почему же он теперь в одежде ниндзя?.. Да по-то-му!!! Потому, что те же самые картинки кочуют из книги в книгу, из пособия в пособие, вот только бедным воинам приходится все время переодеваться, дабы соблюсти капризы автора: то в монаха, то в ниндзя, то в разбойника.

О какой добропорядочной литературе по боевым искусствам может идти речь, если тексты перепечатываются, а иногда с теми же ошибками откуда их взяли, картинки и фотографии перерисовываются и пересканируются, материал переворовывается друг у друга или просто выбирается из Интернета и через автопереводчик прямо без редактирования запускается в продажу. Но и это еще пол беды, когда Вы можете подержать в руках книгу и хоть как-то его оценить. А какое безобразие творится в «Магазинах почтой» и интернет-магазинах, предлагающих и литературу, и видео продукцию. Бойтесь их и не попадайте в их ловко расставленные сети. На личном опыте скажу: заказал в Сатори-клубе, что на Украине в Запорожье, два СД диска с обучающими программами. «ШОК — это по-нашему!» Такого качества записи я не видал со времен Перестройки. А еще в качестве бонуса (как бы за так) записали полтора часа рекламных роликов… Ну ни….чего не видно: четкости нет, изображение размыто, краски то есть, то нет, полосы и вертикальные и горизонтальные… Не пойму одного: как можно так запросто «надувать» или по-нынешнему «кидать людей». Ни стыда, ни совести, только одна жажда наживы и получения прибыли.

Ну, я немного отвлекся.

Вот так, жадно выхватывая элементы единоборств из различных источников, я пополнял арсенал своих познаний, но в отличие от других мне повезло. Повезло в том, что я не попался на крючок напыщенности и красочности движений, я вообще не стремился как можно больше заучить или «отработать до совершенства» те приемы, которые предлагались. Я интуитивно или инстинктивно (не знаю) искал что-то другое, я искал суть, я искал принципы, я искал систему и именно поэтому изучение воинского искусства для меня началось с составления рукописной книги, в которую я отбирал и складывал как «кирпичик к кирпичику» весь материал об УШУ.

кобраВторой раз мне повезло, когда летом 1988 года на моем жизненном пути встретился человек, который не только по-настоящему знает, что такое воинское искусство, а сам живет этим. Эти действительно человек-легенда. Мы сразу правильно восприняли и поняли друг друга, и он стал моим первым Учителем, а я стал его учеником.

Зовут моего Учителя Фадеев Игорь Владимирович. Это не просто человек, это целый кладезь знаний, накопленный практическим и действительно опытным путем, а не перелистыванием книг и как бы не пытались его «очернить» некоторые «Белорусские мастера» в своих справочниках, да и не только они, попробовали бы они сами «подняться из инвалидной коляски» и до сих пор держать себя в форме. Сейчас Игорю Владимировичу далеко за 60 лет, но когда летом 2005 года я уезжал на учебно-тренировочные сборы на Иссык-куль я останавливался у него и не заметил ни малейшей тени усталости, разве, что на голове волос стало чуть меньше.

И так летом 88-го года мои тренировки по УШУ приняли направленный и системный характер. яМодно конечно рассказывать о том, как тебе было трудно и как ты много тренировался, но выдумывать мне не зачем, тем более свидетелей тому весь военный гарнизон, в котором я проходил тогда воинскую службу в чине старшего лейтенанта. Как «белая ворона» для всех и как волевой и настойчивый для моего Учителя, я старался впитать в себя все, что преподносил мне мастер. Я занимался ежедневно по два раза в день: утром тренировка-зарядка, которая состояла из дыхательных упражнений Цигун, Цацюань (стиль змеи «Королевская кобра») и гимнастики Тайцзицюань, вечером вторая тренировка, в которую входили на начальном этапе Чанцюань, а после Винь Чун и Джиткундо. В полнолуние (правда эти занятия продолжались всего где-то с недельку, начиная с того момента, когда появляется большая половина луны и до того, как большая половина спрячется, но этой мощи, этого заряда аккурат хватало до следующего полнолуния) мы собирались на ночную тренировку и с 12 до 1 часа ночи выполняли «жесткий» Цигун с глубоким и силовым дыханием и практиковали Ицзинцзин.

Вот это была «школа»! На улице темно, зима, мороз минус 15, а мы на зарядку: в валенках и в варежках под открытым небом делаем «змею» и тайцзи. К середине занятия пот градом, жарко, варежки снимаются и никакой мороз не страшен. Рассветает и пальцы на солнце просвечиваются — косточки видно… Или осенью — на улице дождь, а мы — «жесткий» Цигун с силовым дыханием — вода на теле «кипит». С приходом осени летний день убывает и вечерняя тренировка плавно переходила в ночную: на улице стемнеет и мы работаем «липкие руки». Не много нас было таких постоянных и неустанных, но труды наши были оценены и не пропали даром.

Игорь Владимирович подготовил «самых самых» и в 1991 году представил на аттестацию. К сожалению, в то время в стране официально еще не было «боевых единоборств». Это сейчас Москва пестрит Центрами и Школами традиционных, клановых, семейных и «несемейных» стилей и воинских искусств, а тогда признавались только спортивные стили и поэтому пришлось держать экзамен по Чанцюань и Тайцзицюань.

Так, при Центральном Ордена Ленина Московском Институте физической культуры (старое название), мы поступили на курсы по подготовке инструкторов УШУ по этим стилям и успешно сдав дисциплины получили свои аттестационные удостоверения. И с этого времени мне неоднократно, в плане набора опыта, приходилось проводить за Мастера тренировочные занятия, конечно же, в его присутствии. А когда «на горизонте» забрезжил вывод войск и Игорю Владимировичу пришлось убыть в Союз, я и вовсе взял на себя руководство группой и занимались мы аж до самого последнего дня пребывания на германской земле.

В 1992 году, в связи с выводом Советских войск из Германии, нашу вертолетную воинскую часть перебазировали в город Кострому, где я временно прекратил тренировать и занялся самосовершенствованием. Регулярно (3-4 раза в год) я появлялся у Мастера в Москве, посещал его тренировочные занятия, продолжая свое обучение и получая задание до следующего приезда.

Так продолжалось до осени 1995 года, когда с нового учебного сезона я набрал первых своих учеников на костромской земле.

В 1996 году я закончил в городе Санкт-Петербурге педагогический колледж и получил свое второе образование и квалификацию педагога-организатора по физической культуре, что и открыло передо мной дорогу в мир тренерского спорта.

В 1996 году я был принят на работу тренером-преподавателем по ушу в ДЮКФП (ныне ДЮЦ) «Алина», который в свою очередь вскоре передали в состав ЦДТ «Ипатьевская слобода».

В 1997 году, отслужив установленные сроки, в чине капитана я уволился из Вооруженных сил в запас и всего себя посвятил тренировкам и работе с детьми.

В 2012 году я окончил Костромской Государственный Университет им. Н.А. Некрасова и получил третье образование по специализации «психолог-преподаватель психологии».

В настоящее время я являюсь директором Клуба УШУ «Феникс», руководителем Федерации УШУ Костромской области и представляю Федерацию УШУ России на костромской земле.